Get Adobe Flash player

ОГОНЕК ДУШИ!

Мои дорогие друзья, почаще забегайте на огонёк моей души!

Архив за месяц: Сентябрь 2017

С праздником! С Третьими Осенинами!

Добрый день, дорогие друзья моего сайта!

С праздником Вас! С последним Днём бабьего лета!

ТРЕТЬИ ОСЕНИНЫ 27 СЕНТЯБРЯ 2017 ГОДА: ЧТО ЭТО ЗА ПРАЗДНИК, КАК ЕГО ПРАЗДНОВАТЬ, ПРИМЕТЫ, ОБЫЧАИ, ТРАДИЦИИ:

Многие народные праздники тесно переплетаются с праздниками церковными. Так и праздник Третьи Осенины не стал исключением. Третьи Осенины отмечаются в один день с праздником Воздвижение Христа Господня – 27 сентября.

Ранее народ уже отпраздновал Первые и Вторые Осенины. Пришло время Третьих. Третьи Осенины завершают цикл сентябрьских праздников. Они являются последним днем бабьего лета.

Третьи Осенины называют также капустниками, девичьими посиделками. С этого дня и на протяжении двух недель молодежь устраивала вечеринки, на которых рубили капусту – сначала в одном доме, потом в другом и так во всем селе. Наши предки относились к этому занятию очень уважительно, они приравнивали его к священнодействию. Ведь капуста считалась пищей Богов.

С давних пор в этот день люди осуществляют особый обряд – крестовый. Ведь крест – это символ защиты. Наши деды вырезали кресты из деревьев, рисовали кресты на дверях дома, складывали крестом веточки рябины в погребах, хлевах, закромах.

Есть поверье, что на Третьи Осенины 27 сентября все ползучие гады и птицы переселяются в неведомую людям блаженную страну. Эта страна именуется ирием (в христианстве это слово звучит как «рай»).

По этому поводу люди устраивали своеобразный обряд, провожая змей и прося их передать послание умершим предкам.
По обычаю мужчины в этот день варили пиво. Вечером обязательно топили баню, чтобы помыться и попариться – тем самым изгоняя из себя все дурное.

Источник

Евгений Федорович Драгунов. Легендарный конструктор-оружейник

Добрый день, дорогие друзья моего сайта!

Сегодня День оружейника! Поздравляю всех славных оружейников наших!

В этом году исполнилось бы 97 лет со дня рождения выдающегося конструктора-оружейника, создателя легендарной снайперской винтовки СВД, Евгения Фёдоровича Драгунова.

Евгений Фёдорович Драгунов родился 20 февраля 1920 года в городе Ижевске. И дед, и прадед будущего конструктора были оружейниками что, по-видимому, предопределило его судьбу. В 1934 году после окончания семи классов общеобразовательной школы он поступил в Индустриальный техникум, готовивший специалистов для оружейного завода. Там Евгений Фёдорович получил не только теоретическую, но и практическую подготовку, с утра студенты техникума 4-5 часов занимались в классах, а вечером 4 часа работали в мастерских, где осваивали слесарное дело, учились работать на токарных и фрезерных станках. Несмотря на напряжённый режим учёбы находилось время и для увлечений: Драгунов серьёзно занимался стрелковым спортом и ко времени окончания техникума он уже был инструктором стрелкового спорта первого разряда. После окончания техникума Евгений Федорович был направлен на оружейный завод, где стал работать технологом в ложевом цехе.
Осенью 1939 года Драгунов был призван в ряды РККА и отправлен служить на Дальний Восток. После двух месяцев службы его направили в школу младших командиров АИР (артиллерийской инструментальной разведки). Успехи в стрелковом спорте помогли Евгению Федоровичу в дальнейшем течении службы, после окончания школы он был назначен оружейным мастером школы. Когда с началом войны на базе школы было сформировано Дальневосточное артиллерийское училище, Драгунов стал старшим оружейным мастером училища. В этой должности он прослужил до демобилизации осенью 1945года.

В январе 1946 года Драгунов вновь пришёл на завод. Учтя опыт армейской службы, отдел кадров направил Евгения Федоровича в отдел главного конструктора на должность техника-исследователя. Драгунов начал работу в бюро сопровождения текущего производства винтовки Мосина и был включен в группу исследовавшую причины ЧП, произошедшего на производстве. Учитывая опыт войны, в технические условия на винтовку был введён новый вид испытаний – стрельба 50 выстрелами с максимальной возможной скорострельностью, при этом заряжание магазина производилось из обоймы. При испытаниях обнаружилось, что у большинства винтовок при досылании патронов затвором верхний – первый патрон зацепляется за закраину нижнего – второго патрона, и так сильно, что не досылается в ствол даже после двух- трёхкратного удара ладонью по рукоятке затвора.

Исследования винтовок текущего производства не показали никаких отклонений размеров деталей от чертёжных. Подвергли испытаниям две винтовки 1897 и 1907 годов выпуска и получили ту же задержку – стало ясно, что винтовка тут не причём. Дальнейшее исследование показало, что причиной задержек стало изменение формы закраины гильзы, произведённое в 30-х годах для повышения надёжности работы авиационного пулемета ШКАС. На патронах с закраиной старой формы винтовки работали без задержек. Дефект этот был неустранимый и знаменитая трёхлинейка так с ним и «померла».

Винтовка С-49 конструкции Е. Ф. Драгунова принесла СССР первый мировой рекорд в стрельбе
Первой проектной работой Евгения Федоровича стало участие в разработке карабина под патрон обр. 1943 года, которая проводилась в 1946-1948 годах. Карабин прошёл два тура полигонных испытаний, был рекомендован для войсковых, но в 1948 году военному руководству стало ясно, что разработка более перспективного образца – автомата – будет успешно завершена и нужда в магазинном карабине отпала. В опытном карабине Драгуновым были спроектированы: неотъёмно-откидной штык с нижним расположением клинка, ударно-спусковой механизм, компоновка цевья и ствольной накладки, рассчитан сектор прицела. Кроме этого молодому конструктору была поручена доработка карабина по замечаниям полигона после первого тура испытаний.

Спортивная винтовка ЦВ-55 «Зенит» имела новую конструкцию узла запирания
В 1947 году Драгунову было поручено проведение модернизации карабина обр. 1944 года. Евгений Федорович успешно справился с заданием и в 1948 году модернизированный им карабин успешно прошёл испытания. Следующей разработкой Драгунова стала модернизация снайперской винтовки обр. 1891/30 гг. с прицелом ПУ на кронштейне обр. 1942 года (Кочетова). Винтовка обладала определёнными недостатками, главным из которых было то, что при установленном прицеле заряжание было возможно только по одному патрону, заряжанию из обоймы мешал прицел. Прицел был установлен высоко и при прицеливании голову приходилось держать на весу, что сильно утомляло стрелка. Кроме того, кронштейн прицела вместе с базой весил около 600 г. Драгунову удалось решить задачу, изменив конструкцию кронштейна. В отличие от привычного расположения прицела по оси оружия, в его винтовке он был смещён влево и вниз, что позволило производить заряжание винтовки из обоймы и создало более комфортные условия для прицеливания. Кроме этого, изменения были внесены в другие детали и механизмы винтовки: так шейка ложи стала пистолетной формы, в ударно-спусковой механизм введён спуск с предупреждением, ствол утяжелён на 0,5 кг. Несмотря на утяжеление ствола, новая винтовка, получившая заводское обозначение МС-74, получилась легче штатной на 100 г в основном за счёт снижения веса кронштейна прицела с базой до 230 г. Модернизированная винтовка успешно прошла полигонные испытания, была рекомендована к производству, но в серию так и не пошла. Интересно, что на этих испытаниях разработка молодого конструктора в первый раз обошла конструкцию такого оружейного «зубра», как С. Г. Симонов.

Снайперская винтовка Драгунова (СВД) была принята на вооружение Советской Армии в 1963 году:

Вариант СВД с пластиковой ложей
Последующие 10 лет жизни и творчества Евгения Фёдоровича Драгунова неразрывно связаны со спортивным оружием. Положение с ним в тот период было катастрофическим. Достаточно сказать, что даже на соревнованиях самого высокого уровня стрелки использовали обыкновенные трёхлинейки, отобранные, разумеется, по кучности.

В 1949 г. Драгунову была поручена разработка спортивной винтовки с высокой кучностью, при стрельбе поперечник пробоин по 10 выстрелам не должен был превышать 30 мм на 100 м. К декабрю была изготовлена первая партия винтовок. Евгений Фёдорович сам отстрелял две из них и был поражён полученным результатом, все пробоины закрывались двадцатикопеечной монетой (диаметр советской двадцатикопеечной монеты 22 мм). Эта винтовка получила индекс С-49 и принесла СССР первый мировой рекорд в стрельбе.

Принципиально эта винтовка не особенно отличалась от боевой винтовки Мосина. Основными отличиями стали ствольная коробка без магазинного окна с базой для установки спортивного диоптрического прицела, тяжёлый ствол с улучшенной обработкой канала, пистолетная ложа с регулируемым затыльником.

Малогабаритный автомат (МА)под патрон 5,45х39
Позднее Драгуновым было создано немало спортивных винтовок, стандартных, произвольных, для биатлона, но настоящим прорывом в создании высокоточного оружия стала винтовка ЦВ-55 «Зенит». Основной инновацией новой винтовки стал затвор с тремя симметрично расположенными боевыми упорами. Такая система запирания более точно и единообразно фиксирует патрон в патроннике ствола, значительно повышая точность и кучность стрельбы. Второй «изюминкой» винтовки было то, что ствол со ствольной коробкой были прикреплены к ложе только в районе ствольной коробки, при этом ствол был вывешен, то есть не касался ложи, что избавило его от деформации при нагреве. С уверенностью можно сказать, что сегодня ни одна высокоточная винтовка не может обойтись без использования этих решений.

В ЦВ-55 Е. Ф. Драгунов впервые использовал форму ложи, которую теперь называют ортопедической. Справедливости ради стоит заметить, что он не был её изобретателем. Впервые спортивные винтовки с ложей такой формы были выпущены в довоенной Эстонии заводом «Таллинн-Арсенал». Ударно-спусковой механизм новой винтовки был оснащён шнеллером. Его применение позволило снизить усилие спуска до 20 г, практически на спусковой крючок не нужно было нажимать, достаточно было просто положить на него палец.

В пару к 7,62-мм винтовке была разработана малокалиберная «Стрела» МЦВ-55. Запирание «Стрелы» также осуществлялось на 3 боевых упора, но расположены они были не в передней части затвора, а перед рукояткой перезаряжания, за экстракционным окном. Такое решение позволило сохранить точность трёхупорного запирания и, в то же время, обеспечить досылание патрона без риска повредить нежную свинцовую пульку. Новые винтовки получили признание не только в СССР – в 1958 году ижевские винтовки были удостоены Гран-при выставки в Брюсселе.

В 1958 г. отдел главного конструктора получил задание на разработку самозарядной снайперской винтовки. Сложность задачи заключалось в том, что самозарядная снайперка должна была превосходить снайперскую винтовку образца 1891/30 гг. по точности и кучности стрельбы. К тому же характеристики стрельбы должны были быть гарантировано обеспечены на серийном образце, вместо отбора и доводки винтовок, как это практиковалось в то время. Наглядным примером может послужить американская самозарядная снайперская винтовка М21, которую получали отбором наиболее кучных М14 с последующей доработкой ствола и механизмов едва ли не вручную. Попытки создания самозарядной снайперской винтовки предпринимались до того в СССР, Германии, США, но ни одна из них успехом не увенчалась. В силу особенностей конструкции самозарядные винтовки не могли конкурировать с магазинными. Дело в том, что работа автоматики неизбежно вызывает соударения подвижных частей, которые сбивают наводку оружия.

Евгений Фёдорович Драгунов (сидит) с коллегами по работе (слева направо): Каменев Эдуард Михаилович, Нестеров Азарий Иванович, Александров Юрий Константинович, Вознесенский Алексей Николаевич

Соперниками Драгунова в конкурсе стали С. Г. Симонов и ковровский конструктор А. С. Константинов, имевшие большой опыт в проектировании самозарядного и автоматического оружия.

Евгений Фёдорович Драгунов, в отличие от них, имел опыт создания высокоточного спортивного оружия, в частности стволов для него. Помогло и то, что сам он был стрелком-спортсменом. Пригодился и опыт модернизации снайперской винтовки обр. 1891/30 гг. В новой снайперке были использованы многие элементы спортивных винтовок: запирание на три боевых упора вместо общепринятого тогда двухупорного, конструкция канала ствола и шаг нарезов, удобный ортопедический приклад. Для устранения врождённого дефекта самозарядок, автоматика винтовки была устроена так, что подвижные части начинали движение только после того, как пуля покидала канал ствола. Для предотвращения влияния на кучность деформации ствола от нагрева при интенсивной стрельбе ствольные накладки были подпружиненными и могли перемещаться относительно ствола.

Первые результаты полигонных испытаний были закономерны, образцы С. Г. Симонова и А. С. Константинова работали как часы, но кучность была раза в полтора хуже мосинской винтовки. Образец Дра-гунова превосходил по кучности даже лучшую из испытанных на полигоне мосинских снайперок, но хватал задержки и поломки с удручающей регулярностью.

Казалось, винтовку Драгунова преследовал какой-то злой рок. Во время одного из испытаний произошёл разрыв узла запирания единственного опытного образца. Для того, чтобы доказать, что винтовка ни причём, пришлось распатронировать целую партию боеприпасов. Оказалось, что несколько патронов из партии были снаряжены острогорящим пистолетным порохом, что привело к резкому росту давления при выстреле. Для продолжения испытаний заводу пришлось напрячься и за две недели изготовить новый образец. Несмотря на все неприятности, по результатам первых полигонных испытаний винтовка С. Г. Симонова была с конкурса снята и остались только двое конкурентов.

Пистолет-пулемёт «КЕДР»
С транные это были конкуренты, на полигонах вместе проводили время, делились удачными наработками, так Драгунов поделился с Константиновым стволами, а Константинов конструкцией магазина, над которым Драгунов бился едва ли не год. Дружба этих талантливых конструкторов и просто замечательных людей продолжалась до конца их жизни.

3 июля 1963 г. снайперская винтовка была принята на вооружение ВС СССР под наименованием «7,62-мм снайперская винтовка Драгунова» (СВД). За разработку конструкции винтовки и внедрение её в производство в 1964 году Евгений Федорович Драгунов был удостоен Ленинской премии.

Снайперская винтовка СВД
с ночным оптическим прицелом 1ПН51

В начале 90-х годов конструкторами «Ижмаша» был разработан вариант винтовки со складывающимся на правую сторону ствольной коробки прикладом, которая в 1995 г. была принята на вооружение под наименованием СВДС.
Снайперская винтовка СВД-С
(со сложенным прикладом, без оптического прицела)

Успех не вскружил ему голову, Драгунов продолжал работать над новыми конструкциями оружия. В 1968 г. под его руководством была разработана малокалиберная тренировочная снайперская винтовка ТСВ для первоначального обучения снайперов. Свободный затвор винтовки вместе с возвратной пружиной был выполнен отдельным быстросъёмным блоком, ствольная коробка отливалась из лёгкого сплава. Винтовка прошла испытания, была изготовлена опытная партия, но в серию так и не пошла.

В 1970 г. по заданию ГРАУ Драгунов на основе СВД спроектировал снайперскую винтовку В-70.

Отличительной её особенностью являлось наличие автоматического режима огня. Таким образом, военные надеялись получить образец, совмещающий в себе качества снайперской винтовки и ручного пулемёта для последующей замены их единым образцом. Для новой винтовки был спроектирован двадцатиместный магазин и сошки оригинальной конструкции: ось вращения сошек располагалась выше оси ствола, что значительно повысило устойчивость винтовки при стрельбе. В последнее время сошки такого устройства стали появляться на некоторых зарубежных снайперских винтовках. Кроме этого сошки были оснащены устройством, стабилизирующим оружие при стрельбе короткими очередями. Благодаря ему по точности стрельбы винтовка легко выполняла норматив ручного пулемёта. По результатам испытаний В-70 всё-таки не оправдала возлагавшихся на нее надежд и тема была закрыта.

В 1971 году Евгением Фёдоровичем был разработан образец малогабаритного пистолета-пулемёта под патрон 9х18 пистолета Макарова под индексом ПП-71. Пистолет-пулемёт прошёл все этапы испытаний, но невысокая мощность «макаровского» патрона не устроила военных и на вооружение он принят не был. Оружие оказалось востребованным в начале 90-х годов, когда он начал выпускаться для вооружения МВД златоустов-ским заводом. При применении оружия в городских условиях, местах скопления людей малая энергия патрона превратилась из недостатка в преимущество, сделав его применение более безопасным. Название «КЕДР» -конструкция Евгения Драгунова ПП-71 получил после его модернизации сыном Евгения Фёдоровича — Михаилом Евгеньевичем Драгуновым.

В конце 70-х годов Драгуновым был разработан малогабаритный автомат под патрон 5,45х39. Ствольная коробка МА вместе с рукояткой управления была отлита единой деталью из полиамида, в ней помещался блочный ударно-спусковой механизм и магазин. Направляющие для затворной рамы были выполнены на крышке ствольной коробки, к ней же был приклёпан передний вкладыш со стволом. Со ствольной коробкой крышка соединялась осью впереди и зацепом сзади. Всего было изготовлено 5 опытных образцов, которые показали неплохие результаты.
Нельзя не отметить вклад Драгунова в создание охотничьего оружия. В 1961 году, когда велась разработка СВД, параллельно разрабатывался самозарядный охотничий карабин «Медведь» под патрон 9х53. Вполне естественно, что наиболее удачные конструктивные решения, полученные при проектировании и отработке винтовки, были использованы в новом карабине. В отличие от винтовки, карабин первоначально имел неотъёмный магазин вместимостью четыре патрона, которые заряжались по одному при открытом затворе.

Позднее для него был разработан отъёмный однорядный магазин также на четыре патрона.

Карабин изначально проектировался как оружие элитного класса и в продажу не поступал. Он производился малыми сериями и владельцами его становились лица, занимавшие высокое положение в иерархии СССР.

Одним из владельцев «Медведя», в частности, был Л. И. Брежнев, который высоко ценил это оружие.

 

В 1992 году началось серийное производство охотничьего карабина «Тигр», разработанного на базе СВД.

Прототип карабина был разработан Драгуновым в 1969 году, тогда же по заказу Министерства обороны была выпущена единичная партия карабинов под патрон 7,62х53. В настоящее время карабины «Тигр» в различных исполнениях производятся под патроны 7,62х54R, 7,62х51 (.308 Win.), 9,3х64, 30-06 Spring.
Отличные боевые и эксплуатационные качества снайперской винтовки Драгунова объективно оценены не только советскими, но и зарубежными военными специалистами. Так, в 1989 году в швейцарском военном журнале «Schweizer Waffen-Magazin» была опубликована статья, посвященная этому оружию. В ней говорилось: «На Западе советская снайперская винтовка Драгунова под классический русский военный патрон с закраиной 7,62х54 относится к редким экспонатам коллекционеров. Одну из них мы подвергли практическому испытанию… Снайперская винтовка Драгунова очень хорошо спроектирована. Вопреки традиционным канонам проектирования точного оружия, бывший стрелок-спортсмен Драгунов сделал свою винтовку легким оружием. С оптическим прицелом и полным магазином она весит 4,55 кг. Цевье, состоящее из двух половин, снабженных большим числом продольных прорезей, служащих для охлаждения, а также приклад рамной конструкции с интегрированной пистолетной рукояткой выполнены из фанерной плиты. Центр тяжести заряженной винтовки располагается почти точно на уровне магазина. Нормы НАТО предписывают для снайперских винтовок максимальный радиус рассеивания на дистанции 600 ярдов (548,6 м) серии в 10 выстрелов 15 дюймов (38,1 см). Советская снайперская винтовка Драгунова уверенно перекрывает эти требования. Отдача, несмотря на относительно мощные патроны, умеренная. Винтовки Драгунова известны тем, что могут надежно функционировать в труднейших условиях без тщательного ухода».

Снайпер внутренних войск
с винтовкой СВД.
Январь 1995 года, г.Грозный

Всего за время работы в отделе главного конструктора Евгений Фёдорович Драгунов выполнил 27 разработок, получил 8 авторских свидетельств на изобретения. Идеи, заложенные им в конструкцию спортивного и снайперского оружия, продолжают жизнь во многих отечественных и зарубежных образцах. Имя Евгения Федоровича Драгунова занимает достойное место в ряду прославленных конструкторов-оружейников мира.

С.Д.Горбунов,ведущий инженер-конструктор
Конструкторского инженерного центра ОАО
Концерн "Ижмаш"

1963 год. Отпуск родители всегда проводили в родном Ижевске...

Помню долгую дорогу на такси вдоль какого-то забора и проходную завода.Отец сразу же, на проходной, встречает своих сокурсников из индустриального техникума,светлеет и молодеет лицо, обнимается с мужчинами, трясут руки, хлопают друг друга, как мальчишки, по спине... А у меня-то какая радость! Меня рассматривают, гладят по голове, крутят, хвалят, даже как-то неловко самой, приятно так!))) Папа говорит:

-Идите, я сейчас подойду!

Потом сидим с мамой в каком-то большом кабинете, где много серьёзных и строгих посетителей,
чего-то ждём? Как тяжело сидеть и молчать с умным видом. И вдруг, вылетает большой, взъерошенный мужчина с очками в руках, осматривает очередь и подлетает ко мне:

- Где твоя мамка!

Такой ужас я ещё не испытывала, мама рядом, а меня спрашивают, где она. Я молча,не отрывая глаз от этого великана, пальцем, показываю.

- Аня, да ты чего такая стала? Ты чего такая стала?
Хватает мою мамульку и обнимает, наглый какой...

- Седая, Аня, Аннушка!

Потом был катер и лесной костёр, долгие разговоры родителей с дядей Женей, а я прикорнула, наевшись вкусностей. Так и остался в памяти резкий, взлохмаченный с очками в руках...

1991 год - лето...Захожу в комнату отца, показалось, что ему плохо, так как сидит за столом и вздрагивают плечи, понимаю, плачет...
- Папа, что-нибудь болит, что случилось, папа?
- Женька, друг умер... Помнишь его?
Протягивает мне газету Известия, там в траурной рамке небольшая заметка, до сих пор храню её, вместе с наградными документами отца, с дипломом и трудовой книжкой...

Даже после рассказов отца о друге, о техникуме, о молодости, об их стрелковом клубе, где все становились исключительно Ворошиловскими стрелками, трудно было смириться с этим. И этот вопрос, поставленный отцом над названием "Урал-акцепт", почему?

Мой отец до войны.
А это группа его в Индустриальном техникуме гор.Ижевска, он, конечно, был старше Е.Ф.Драгунова - родился в 1917 году.:

Мой папа сидит - второй слева.
Да...Хорошие кадры готовил Ижевский Индустриальный. Отец вот тоже - был заслуженный рационализатор СССР..

Пути друзей разошлись, мой отец очень хотел быть военным, поступил в Волховское училище, а потом война с Японией...
Первые дни войны

Я, конечно, до конца не понимала величия этого чудного Человека - Евгения Фёдоровича Драгунова, да и дикие перестроечные годы, болезнь отца, а потом и смерть его как-то притупили интерес.
Знала что - изобретатель снайперской винтовки, что талантище необычайный, что добрый, всё удивлялся, как я похожа на молодого папку...И всё старался меня накормить получше, повкуснее, худая я была, видите ли очень...С полной  информацией о нём, о его работе познакомилась уже в интернете.

В какое время мы живём! На наш век пришлась  эпоха гениев и наших защитников, людей, пронёсших дружбу через годы войны, через испытания.

Последняя фотография папы:  Наговицына Михаила Петровича

Светлая память о гениальном изобретателе  Евгении Фёдоровиче Драгунове пусть останется в наших сердцах навечно, признательность от нашего поколения и будущих!

Мой канал на Ютубе

помощь проекту

Переводчик

Архивы записей

Читайте в Твиттере!