Get Adobe Flash player
Мой второй блог
BannerFans.com
ОГОНЕК ДУШИ!

Мои дорогие друзья, почаще забегайте на огонёк моей души!


Переводчик

Читайте в Твиттере!


МЕНЮ

О ТОМ, КАК РУССКИЕ РУБИЛИ РУССКИХ, А ТАТАРЫ СМОТРЕЛИ НА ЭТО. БИТВА НА СМЯДВЕ (1 июня 1408 г.)

Добрый день, дорогие друзья моего сайта!

1 июня....Русские рубят русских...Опять, как много веков назад...

Весной 1408 г. князь Иван Владимирович Пронский, пришел из Орды и при поддержке татарского посла «согнал» великого князя Федора Ольговича «с Рязани..сяде на обеих княжениях, на Рязаньском и на Проньском», Федор Ольгович «бежа за Оку реку» в великое княжество Московское.

Там он рассчитывал найти помощь у великого князя Василия Дмитриевича, чьим зятем он был, кроме того по договору 1402 г. Федор Ольгович признал себя «братом молодшим» московского князя. Василий Дмитриевич, верный своему долгу сюзерена и родственника, послал ему на помощь воевод: коломенского Игнатия Семеновича Жеребцова и муромского Семена Жирославича .

Московско-рязанская рать переправилась через Оку и вступила в Рязанское княжество , князь Иван Пронский в сопровождении ордынского посла с татарами, встретил их в районе реки Смядвы, притоке Осётра. После провала переговоров между рязанскими князьями, стороны начали готовиться к битве, видя неизбежность столкновения ордынский посол и «татарове же отьидоша в гору и сташа, не помогаючи Проняномъ», предпочитая смотреть, а не сражаться.

Как объяснить такое поведение татарского отряда? Возможно, дело в том, что в это время правитель Орды, эмир Едигей, был в союзе с Василием Дмитриевичем и поддерживал его в войне с князем Витовтом Литовским, из-за этого татары и не стали сражаться с московскими воеводами. С другой стороны , согласно московско-рязанскому договору 1402 г., великое княжество Рязанское имело право сношения с Ордой, то есть Иван Пронский, теоретический, мог обратиться в Орду, а хан мог оказать ему помощь, так как формально и московский, и рязанский князья были его вассалами. То есть Едигей , очевидно за не малый взнос в ханскую казну, поддержал притязания Иван Пронского, но воевать с Василием Московским, на тот момент союзником, из-за Рязани не собирался.

Обманутый и преданный татарами Иван Пронский не пал духом, а согласно летописи, воззвал к Господу: «Боже…рассуди прю мою от восставших на мя» и решил сражаться. После отхода татар летописец отмечает, что войско Ивана Владимировича стало уступать в численности рати Федора Ольговича и московских воевод «мало же бе Пронянъ», но Ивану Владимировичу помог случай, как бы мы сказали сейчас или помощь Бога, как написал летописец. Когда войска противников подходили друг к другу, между ними оказалось «поле высоко», вероятно, обширный пологий холм из-за которого «не видетися ратем» , скорее всего, войска Ивана Владимировича первыми заметили московско-рязанскую рать «Проняне же увидаша рать князя Феодора Олговича и Московскую» сразу же войска пронского князя стали «доспешася ко брани, и урядиша полкы свои», после чего атаковали противника.

[Стремянной коломенского воеводы, Гридя, рассматривал пронские стяги, которые виднелись из-за холма.
- Стяги то на наши похожи, тоже ить русские, а Игнат Семеныч?
-Эти русские посильнее татар рубить тебя будут, Гридя…то не русские, то Рязань…сучье племя - презрительно прищурясь, ответил воевода.
- Дак и с нами рязанцы – заметил Гридя.
- То то и оно, как бы не утекли…где их черти носят?! - наклоняясь и смотря в сторону, откуда должна появиться рать князя Федора Ольговича, пробурчал Игнатий Семенович.

«Проняне пошли!Пронск двинулся!!» - пронеслось по московским рядам.
- Гридя! Копье! – резко сказал воевода, Гридя передал Игнатию Семеновичу копье, переложив свое в правую руку.
- Москвааа!! – зычно крикнул Игнатий Семенович.
- Москваааа!!! – завопил дюжий детина, потрясая коломенским стягом.
- Москваааааа!!! – пронеслось по рядам коломничей и муромцев.

Воевода пришпорил коня, Гридя, чуть запоздав, ринулся за ним, молодой стремянной скакал на врага, время в его голове растянулось, как мед стекающий с ложки, вспомнилось наставление старого дружинника: «копьем на коне в голову не попадешь,в грудь бей!».

«Бей в грудь, бей в грудь» - стучали в голове слова. Вот впереди пронские копья, ряды сходятся и время схлопывается, ржание коней, хруст ломающихся копий, крики первых раненых окружили стремянного. «Москвааа!»– кричал воевода, но пронское копье, пробив доспех, заставило его замолчать. «Отошел воевода» - пронеслось в голове Гриди, «этого, в богатой броне ударю» - подумал он, целясь на скаку во всадника на рослом коне, но тот ловко подставил щит, копье ударилось по нему и вырвалось из руки Гриди.

На несколько мгновений стремянной выпал из боя, кругом стоял гул сражения, русские рубили русских. «Сабля! Достать саблю!» - Гридя судорожно вырвал клинок из ножен и тут же почувствовал удар, стрела ударила в его доспех. Гридя обернулся, пронский всадник в татарской броне и шлеме зло смотрел на него своими юными голубыми глазами, и доставал вторую стрелу. Стремянной направил на него коня и, поднимая клинок, подумал: «я тебя, собака пронская, на половины развалю!».
- Москвааааа!!!!]

1 июня 1408 г. на реке Смядве, притоке Осётра, пронское войско ударило по московско-рязанским полкам, а «Москвичи же изыдоша противу им», при столкновении конных ратей - «суиме» многие были убиты «падоша мертви от обою мнози», в чиле первых «и прьвие убиша» коломенский воевода Игнатий Жеребцов. После жестокой схватки «одолеша Проняне»,среди павших было не обычно много, для небольшого сражения, московских бояр: Игнатий Жеребцов, Михаил Лялин, Иван Брынка, а муромский воевода Семен Жирославич попал в плен, кроме того «много Коломничь избиша…и многих Муромцев», другая летопись добавляет «и люди много посекоша Москвичев и Резанцев, а инии потонуша в реце в Оце».

Судя по описанию летописи, это не было атакой из засады или неожиданный удар во фланг, произошло именно фронтальное столкновение «суим», вероятно московско-рязанское войско просто не успело построиться полностью, а так как летопись говорит, что именно москвичи были атакованы пронянами и основные потери она отмечает среди московских полков, это может свидетельствовать о том, что в то время, когда московские полки уже организовали боевой порядок и вынуждены были принять удар пронских сил, рязанцы только подходили с марша и начинали построение.

Долговременных последствий победа пронского князя не имела, по сообщению летописи «того же лета князи Рязанстии … мир и любовь межи собою взяша» вероятно, Иван Владимирович понял, что Федора Ольговича в союзе с Москвой можно победить в одной битве, но долгое противостояние с великим княжеством Московским приведет его к неминуемому поражению, Федор Ольгович вернулся на рязанский стол. Закончилась очередная усобица рязанских и пронских князей, как верно заметил составитель родословца «Сидели многие князья с Прони на Рязани, а последний был на Рязани Князь Иван Володимирович Пронский».

Алексей Чикан.

Найдет ли в себе силы народ Украины сказать - "я последний воин мертвой земли" и встать навстречу нацистской сволочи?






рассказать друзьям и получить подарок

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

CommentLuv badge

Мой канал на Ютубе
помощь проекту
Архивы записей

Доступные цены на авиабилеты